ВЛИЯНИЕ РАЗЛИЧНЫХ МУЗЫКАЛЬНЫХ ЖАНРОВ НА ПСИХИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Новицкая Л. П.

Психологический журнал 1984, Том 5 № 6. С.79-85

   

 За последние два десятилетия накоплен значительный по объему материал, характеризующий музыку как раздражитель, имеющий отношение к регуляции психического состояния человека [4—6, 17]. Учитывая специализацию правого полушария в анализе частотно- и амплитудно-модулированных стимулов [22], а левого — в опознании ритмической структуры сложных звуковых сигналов [19, 21], можно предположить, что музыка, в организации сигнала которой большую роль играют частотно-амплитудные модуляции, например классическая, и музыка, в сигнале которой преобладают ритмические посылки, например рок, диско, должны по-разному влиять на полушарные соотношения, а тем самым и на психическое состояние человека. Изучение психического состояния слушателя в последействии рок-, диско- и классической музыки и составили задачу настоящего исследования.

Критериями изменений функциональных соотношений полушарий головного мозга были выбраны следующие показатели:

1. Динамика ассоциативной деятельности и положительный эмоциональный компонент психического состояния слушателя. Есть данные, полученные в условиях искусственно созданного превалирования активности правого полушария у здоровых испытуемых, что рост темпа ассоциативной деятельности, ее облегчение и положительная эмоциональная окраска психического состояния здорового человека — явления сопряженные, и они связаны с функциональным лидерством правого полушария, а торможение, затруднение ассоциативной деятельности, снижение ее темпа и эмоциональная нейтрализация психического состояния здорового человека связаны с функциональным лидерством левого полушария [5].

2. Динамика объемов краткосрочной памяти на цифровой и образный материал. Есть фактические данные, что искусственно созданное изменение функциональных соотношений полушарий в пользу правого (с помощью слабой электростимуляции) сопряжено с увеличением объема этого вида памяти на образный материал, а лидирование активности структур левой гемисферы — с увеличением объема краткосрочной памяти на цифры [7].

3. Динамика восприятия моно- и ахроматических цветов, оттенков и цветосочетаний. Есть определенные данные, что к цветовому различению имеет особое отношение правое полушарие [8], а снижение его функциональной активности связано с облегчением восприятия ахроматических цветов [12].

Динамика уровня бодрствования и психического состояния слушателей оценивалась на основании комплексного анализа динамики латентного периода простой произвольной двигательной реакции, показателей функционального состояния зрительного анализатора по данным КЧСМ,

 

 


Стр.80 

показателей темпа, эмоционально-мотивационной содержательности и уровня понятийного обобщения ассоциативной деятельности в последействиях названной музыки.

 

МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЯ

Работа состоит из пяти серий экспериментов, в которых приняли участие студенты вузов. Во всех экспериментальных сериях прослушивание музыки длилось 5—7 мин и порядок ее предъявления был одинаков: сначала испытуемые слушали классическую музыку, а затем рок- или диско-музыку. Уровни музыкальной подготовки и отношение к прослушиваемой музыке не учитывались.

Динамика латентных периодов простой произвольной двигательной реакции определялась у 42 человек. С помощью прибора ИПР-01 прослеживалась динамика 50 латентных периодов для каждого испытуемого и строилась гистограмма цифровых значений. Определялось среднее значение латентного периода простой произвольной двигательной реакции в фоне и в последействии прослушивания музыки. Гистограммы обрабатывались по методике, предложенной для определения функционального состояния мозга человека при выполнении двигательной нагрузки [3]. Поскольку в задачу исследования вошло изучение динамики функциональных перестроек, то дополнительно находились отношения фоновых значений проведенной оценки гистограмм латентного периода к значениям последействия каждого вида музыки. При обработке гистограмм латентных периодов определяли концентрацию внимания и устойчивость двигательной реакции, а также уровень функциональных возможностей в отношении двигательного ответа. Достоверность изменений определялась по критерию Стьюдента.

Динамика КЧСМ определялась у 36 человек. В этой экспериментальной серии определялась также динамика в восприятии цветов и цветовых оттенков в слайдовых репродукциях трех близких по цветовым гаммам картин; воспринимаемые цвета и оттенки регистрировались самими испытуемыми письменно в течение 2 мин после звучания музыки, сопровождавшей показ слайда. Показания КЧСМ регистрировались после выполнения письменного задания. Находилась вероятность увеличения или уменьшения значений КЧСМ и количественных показателей воспринятых цветов и оттенков, и строился полигон распределения этих вероятностей. Оценивалась также динамика восприятия основных цветов спектра, светлых цветовых оттенков, темных цветовых оттенков и ахроматических цветов. Достоверность изменений оценивалась по критерию знаков.

Динамика объема краткосрочной памяти определялась у 97 человек. В течение 10 с одновременно предъявлялось 10 цветных изображений различных предметов, затем в магнитофонной записи предъявлялось два ряда из 10 двузначных цифр. Учитывался процент воспроизведения до и после прослушивания музыки. Достоверность изменений определяли по критерию знаков.

Динамика ассоциативной деятельности определялась по письменным отчетам-самонаблюдениям 162 испытуемых, работавших в течение 10 мин после прослушивания музыки. Оценивали следующие показатели: уровень обобщений ассоциаций, наличие или отсутствие эмоциональной составляющей, наличие мотивации к осознанно направленной деятельности, движению, наличие желания петь, писать или читать стихи, наличие или отсутствие воспоминаний, особенности самоощущений (легкости — тяжести, тепла — холода), наличие синестезий. Испытуемым представлялась полная свобода в описаниях, никакого контекста им не давалось, кроме установки «прислушаться к себе». Для получения дополнительной информации о влиянии музыки на организацию зритель-

 

 


Стр.81 

ного внимания были проведены дополнительные исследования с одновременным предъявлением слайда и музыки (120 человек). Для отдиф-ференцировки влияния зрительной и музыкальной информации 62 человека из этих испытуемых написали самоотчеты в последействии отдельного просмотра слайда, без музыки.

В экспериментальной работе были использованы: первая часть 40-й симфонии В. А. Моцарта, экспромт-фантазия и ноктюрн ми-бемоль мажор Ф. Шопена, записи вокально-инструментальных ансамблей Uriah heep, Deep Purple, певицы Д. Саммер, слайдовые репродукции картин Л. Джордано «Изгнание торгующих из храма»; К. Маратта «Портрет папы Климента IX»; К. Коровина «Дубы», «Улица в Виши», «Портрет Любатович»; А. Куинджи «Березовая роща».

 

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В последействии прослушивания рок- и диско-музыки зарегистрировано достоверное уменьшение среднего значения длительности латентного периода простой произвольной двигательной реакции, выявлены рост концентрации внимания на двигательном ответе и его устойчивость, оптимизация функциональных возможностей в отношении простой произвольной двигательной реакции. В последействии прослушивания классической музыки достоверных изменений латентного периода простой произвольной двигательной реакции не обнаружено, но анализ гистограмм цифровых значений латентных периодов двигательной реакции позволил выявить снижение концентрации внимания и устойчивости двигательного ответа, снижение функциональных возможностей в отношении обеспечения простой произвольной двигательной реакции.

Обнаружено улучшение реакции КЧСМ в последействии прослушивания классической музыки и ухудшение этой реакции в последействии рок-музыки (табл. 1). Кроме того, зарегистрировано увеличение объема краткосрочной памяти на цифры и снижение его на образный материал в последействии рок- и диско-музыки. Обнаружено увеличение объема краткосрочной памяти на образную информацию и отсутствие достовер-

 

Таблица 1

Динамика психофизиологических показателей в последействиях прослушивания музыки

 

 

 

 

* р < 0,05.

** р < 0,01.

 


Стр.82 

ных изменений в объеме краткосрочной памяти на цифровой материал в последействии классической музыки.

Данные письменных самоотчетов, полученные в последействии классической музыки, говорят о стимуляции и облегчении ассоциативной работы мозга, выразившихся в пробуждении желания вспоминать, мечтать, фантазировать, размышлять о будущем, о смысле жизни и своем назначении в ней, в появлении желания писать или читать стихи. Вместе с облегчением ассоциативной деятельности мозга наблюдалось появление мотивации к самостоятельной творческой деятельности, и это желание сопровождалось высказываниями об ощущении душевного подъема сил, бодрости, воодушевления, о появлении состояния эмоционального комфорта, душевного равновесия, тихой внутренней радости, счастья, о рождении ощущений необычайной легкости на душе и в теле, тепла. Характерной особенностью положительного эмоционального состояния, отмечаемого испытуемыми в последействии классической музыки, был оттенок легкой грусти, примешивающийся к положительному эмоциональному тону. Так, большинство испытуемых (78%) писали о возникновении несколько необычного состояния «светлой грусти», «щемящей радости», «приятном до слез состоянии необъяснимо сладкой и светлой грусти» и т. п. Типичным в динамике развития этого эмоционального состояния было пробуждение чувств нежности, доброты, желания сделать что-то хорошее для всех, переживание-восторга, вдохновения, оптимистическое мироощущение. Уровень обобщений в 39% случаев достигал философских категорий, например; «Жизнь. Счастье», «Радость и горе. Любовь и ненависть», «Размышления о добре и зле» и т. п. Ниже приводится несколько отрывков из самоотчетов, написанных в последействии классической музыки. «Легкая грусть, но грусть радостная, жизнеутверждающая», «Как прекрасна жизнь!», «Общее состояние воодушевления. Хочется жить!», «Радость жизни, полнота чувств, легкая грусть, раздумья...», «Мне легко и хорошо. Жизнь! Она такая прекрасная и трудная. Ощущаешь связь между собой и теми людьми, которые жили на этой земле», «Жить, жить, жить! Любить жизнь! Но жить не только для себя...», «Хочется мечтать, хочется делать что-то доброе», «Жизнь прекрасна! Хочется работать, творить», «...нужно успеть сделать очень многое, иначе будет поздно», «Уверенность в чем-то, стремление вперед, к той полноценной жизни...», «Запах цветов, тепло», «Счастье и какая-то внутренняя устойчивость, сила», «Тихая внутренняя радость, завороженность, мечтательная грусть, сосредоточенность, восторженность, теплота», «Ощущается какая-то необыкновенная легкость. Вспоминаются счастливые минуты детства», «Радость, нежность, хочется окунуться в мир чего-то нового, волнующего...» и т. п.

Отчеты-самонаблюдения, написанные в последействии одновременного прослушивания классической музыки и просмотра слайдовой репродукции, свидетельствовали о том, что зрительное внимание испытуемых отличалось устойчивостью и сопровождалось желанием продолжать смотреть, слушать, размышлять. Музыка оказывала влияние на цветовое восприятие слайда, принесла с собой ощущение большой жизненной достоверности, реальности зрительного образа. Испытуемые обращали внимание на выражение лица, глаз изображенного человека: «Сначала просто слушала и наслаждалась, потом стали проявляться для меня все ярче черты изображенного человека. Музыка не мешала, наоборот, казалось, ярче становился красный цвет его одежды и выразительней черты лица, лицо все более оживало...», «При,звуках музыки краски стали ярче, появилось много дополнительных оттенков. Белое платье приобрело розовый оттенок. Губы девушки стали ярче. Солнце осветило комнату, на листьях стали ярче видны отсветы от солнца». Эмоциональное состояние испытуемых было сходно с вышеописанным.

В отчетах-самонаблюдениях, написанных в последействии просмотра слайдовой репродукции, оцениваемые показатели отличались от вышерассмотренных лишь по процентной выраженности (табл. 2).

Последействие рок- и диско-музыки характеризовалось следующими изменениями в рассматриваемых показателях: в снижении письменной продуктивности, торможении ассоциативной деятельности — испытуемые прямо указывали на нежелание о чем-либо думать, в отсутствии эмоциональной составляющей в 63% случаев, в снижении уровня понятийного обобщения до конкретно-бытовых понятий, в сужении круга понятийной содержательности ассоциаций, что проявилось в яркой стереотипии их, в стимуляции желания двигаться или в появлении ощущения движения и двигательных ассоциаций. Ощущений тепла, легкости в теле, мотивации к творческой деятельности, так же как и возникновение чувств нежности, доброты, не выявлено. В 20% случаев испытуемые говорили о возникших чувствах раздражения, тоски, тревоги, одиночества, безнадежности, страха; в 16% случаев — о безудержном веселье, сверхвеселом настроении. Ниже приводится несколько отрывков из самоотчетов, написанных в последействии рок- и диско-музыки: «Ни о чем не хочется думать», «Мысли куда-то исчезли», «Никаких ощущений. Представление города, суеты, движения», «Вечеринка с друзьями. Небольшая это радость», «Бар, ресторан, вечеринка», «Прогулка на теплоходе», «Езда на машине», «Качели», «Танцплощадка», «Все танцуют, не замечая вокруг себя ничего, не думая ни о чем», «Почти ничего не думается; если возникает мысль, то сразу обрывается», «Хочется двигаться, чтобы заглушить внутри себя тревогу», «Жаль чего-то доброго, светлого. Хочется, чтобы тебя утешали», «Полнейшее безразличие. Все, все равно».

Отчеты-самонаблюдения, написанные в последействии одновременного прослушивания рок- или диско-музыки и просмотра слайдовой репродукции, обнаружили показа

 

 


Стр.83

 Таблица 2

Динамика показателей уровня бодрствования и психического состояния испытуемых в последействиях рок-, диско-, классической музыки
и слайдовой репродукции, %

 

 

 

 

тели, сходные с теми, которые были характерны для отдельного прослушивания данной музыки. Типичным в этом случае явилось затруднение испытуемых в одновременном восприятии зрительного образа и музыки. В тех относительно редких случаях, когда испытуемые могли воспринимать оба образа, живописный связывался с негативными эмоциональными настроениями: «Глядя на картину, отвлекаешься от музыки, и наоборот», «Музыка мне мешала, чувство неудовлетворенности осталось после прослушивания», «Музыка влияла на выражение лица портрета. Оно выражало презрение и обиду, а под конец усталость, какое-то безразличие, отупелость», «Глаза у старика страшные», «Взгляд портрета подавляет», «Ощущение грусти, болезненности, безнадежности», «Было ощущение чего-то жуткого. Старик казался очень страшным. Мысли стали путаться». Некоторые испытуемые сумели подметить, что восприятие зрительного образа облегчается, когда в музыке лучше выражена мелодия: «Картина привлекала внимание лишь тогда, когда музыка звучала более плавно».

Влияние рок- и диско-музыки на зрительное восприятие человека выразилось также в возникновении иллюзии усиления контрастов света и тени на слайде, в более рельефном видении линейных контуров рисунка. При этом нарушалась целостность видимого, воспринимались отдельные детали в зрительном образе: «Под музыку стали заметнее контрасты света и тени», «Восприятие картины становится нецельным, воспринимается она как совокупность контрастов», «Музыка усиливает контрасты фигуры и фона, цветов и фона».

Влияние рок- и диско-музыки на восприятие зрительного образа сказалось и на цветовом восприятии его; испытуемые непроизвольно обращали внимание на то, что заметнее становились грязно-, серо-, черные или темные оттенки цветов: «Все, что я видел, было окрашено в мрачно-яркие цвета», или «...только сейчас заметила, что девушка одета в мои любимые цвета — черный и белый», — хотя платье имеет розовый оттенок, испытуемая лучше видит ахроматические цвета.

Таким образом, анализ полученных результатов по выбранным и названным выше критериям позволяет сделать вывод, что последействие прослушивания рок- и диско-музыки сопряжено с функциональным лидированием левого полушария головного мозга, а последействие прослушивания классической музыки с превалированием правого в си-

 

 


Стр.84 

стемной работе двух. Важным моментом здесь оказалось то, что в первом случае облегчаются простые, стереотипные по динамике двигательные и ассоциативные операции с низким, наглядно-конкретным уровнем понятийного обобщения, а во втором — ассоциативные операции с высоким, абстрактным уровнем понятийного обобщения; причем облегчение стереотипного поведения коррелирует с угнетением мотивации к ассоциативной деятельности и с эмоционально-нейтральным психическим состоянием, а более высокий уровень понятийного обобщения — со стимуляцией мотивации к ассоциативной деятельности и положительно эмоционально окрашенным психическим состоянием. Полученные результаты не только позволяют обратить внимание на гемисферно-разнонаправленное влияние рок-, диско-музыки, с одной стороны, и классической — с другой, но и на выявленную неоднородность континуума активного бодрствования, выраженную в динамическом, эмоционально-мотивационном и качественных уровнях реализации психических операций.

Динамика реакции КЧСМ под влиянием музыки должна быть оценена как показатель сдвигов в функциональном состоянии всего церебрального аппарата, поскольку сегодня известно, что работа любого анализатора — это результат полисенсорного взаимодействия афферентаций, контролируемых неспецифическими структурами мозга, обеспечивающими также межанализаторные связи [13]. На нейронном уровне показано, что улучшение реакции КЧСМ при стимуляции ретикулярных образований отличается кратковременностью течения (несколько секунд), а при стимуляции мотивационных диэнцефальных структур (ги-поталамических) улучшение реакции КЧСМ отличается длительностью периода удержания сниженного порога чувствительности (до нескольких десятков минут) [16]. Судя по длительности удержания измененного уровня реакции КЧСМ в нашем случае, можно думать, что влияние музыки связано с модуляцией афферентаций от мотивационно-эмоциогенных структур, с регуляцией ретикулярных влияний и перестройкой межмодальных взаимодействий.

Сложность эмоциональной окраски психического состояния слушателя классической музыки не может быть объяснена в соотнесении с обширнейшей литературой по вопросу полушарного обеспечения эмоций, поскольку последняя основана на клиническом материале [8, 9]. Наиболее близки к нашим результатам данные, полученные в условиях слабой электростимуляции полушарий здорового мозга, приведенные выше [5]. Однако кажется весьма вероятным, что сложность эмоциональной окраски психического состояния свидетельствует о достаточно генерализованном сдвиге метаболической активности мозговых структур, о диффузной активизации биохимических процессов. Возможно, именно такой сдвиг и лежит в основе тех функциональных перестроек, которые реализуют собой уровень бодрствования с повышенной мотивацией к ассоциативной деятельности и с облегченной динамикой этого процесса. Во всяком случае, в исследовании получены объективные данные о корреляции между выраженностью положительного эмоционального настроения с примесью грусти и повышенной мотивацией к ассоциативной деятельности, динамическими и качественными особенностями ее. Есть основания думать, что выявленная корреляция представляет собой атрибут этого эмоционально-мотивационного уровня бодрствования здорового человека: «Мне грустно и легко. Печаль моя светла» [15, с. 112]. Характерно, что легкость самоощущения отмечали и наши испытуемые, указывая на переживание светлой грусти и повышенную мотивацию к ассоциативной деятельности.

 

 


Стр.85

 ВЫВОД

Обнаружена разнонаправленность влияния рок-, диско-музыки, с одной стороны, и классической — с другой, на эмоционально-мотивационные компоненты психического состояния человека.

Получены развернутые характеристики двух уровней активного бодрствования слушателя музыки, различающихся по наличию положительной эмоциональной окраски психического состояния, выраженности мотиваций к ассоциативной деятельности и двигательной активности, по скорости и устойчивости динамики реализации простых двигательных операций, по динамике и понятийному уровню обобщений ассоциативной деятельности, по сосредоточенности на ней, устойчивости зрительного внимания, наличию синестезии, особенностям цветовосприятия и самоощущений.

Высказано предположение, что под влиянием сигналов музыки различного жанра происходит различная перестройка функциональных соотношений полушарий головного мозга.

 

ЛИТЕРАТУРА

1. Адрианов О. С. О структурной организации замыкательной деятельности мозга.— В кн.: Физиология высшей нервной деятельности. Ч. 1. М., 1970, с. 40—74.

2. Адрианов О. С. Проблема межкоркового взаимодействия.— В кн.: Современные проблемы физиологии высшей нервной деятельности. М., 1979, с. 89—116.

3. Асафов Б. Т., Лоскутова Т. Д. Количественная оценка функционального состояния центральной нервной системы.— В кн.: Функциональные состояния мозга. М., 1975, с. 27—32.

4. Балонов Л. Я., Бару А. В., Деглин В. Л. Организация слуховой функции и специализация полушарий.— В кн.: XII съезд Всесоюзного физиологического общества им. И. П. Павлова. Т. 1. Тбилиси, 1975, с. 100—102.

5. Балонов Л. Я., Деглин В. Л. Слух и речь доминантного и недоминантного полушарий. Л., 1976, с. 85—86, 175—176.

6. Бару А. В. Функциональная специализация полушарий и опознание речевых и неречевых звуковых сигналов.— В кн.: Сенсорные системы. Л.. 1977, с. 85—114.

7. Бехтерева Н. П. Здоровый и больной мозг человека. Л., 1980, с. 166.

8. Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. Функциональные асимметрии человека. М., 1981, с. 34, 77—86.

9. Денисова 3. В. Механизмы эмоционального поведения ребенка. Л., 1978, с. 61—64.

10. Дзугаева С. Б. Основные закономерности организации морфологического субстрата высшей нервной деятельности.— В кн.: Современные проблемы физиологии высшей нервной деятельности. М., 1979, с. 3—23.

11. Каменская В. М., Брагина Н. Н., Доброхотова Т. А. К вопросу о функциональных связях правого и левого полушарий мозга с различными отделами срединных структур у правшей.— В кн.: Функциональная асимметрия и адаптация человека. М., с. 25—27.

12. Кок Е. П. Зрительные агнозии. Л., 1967, с. 101.

13. Наумова Т. С., Попова Н. С. О роли анализаторов в системной деятельности.— Успехи физиол. наук, 1972, т. 3, № 2, с. 54—115.

14. Неклюдова Е. С. Влияние разобщения корковых зон анализаторов на двигательные пищевые условные рефлексы у низших обезьян: Автореф. дис. на соискание уч. ст. канд. психол. наук. М., 1966.

15. Пушкин А. С. Полн. собр. соч., т. 3, 1950, с. 112.

16. Судаков К. В., Фадеев Ю. А., Хаютин С. Н., Швырков В. Б. Системные механизмы деятельности нейронов головного мозга.— В кн.: Современные проблемы физиологии высшей нервной деятельности. М., 1979, с. 54—57.

17. Damasio A. R., Damasio Н. Musical faculty and cerebral dominance.— Music and thp Brain. Lю., 1978, p. 141—156.

18. Geschwind N. Disconnexion syndromes in animals and man.— Brain, 1965, v. 88, p. 585—644.

19. Halperin J., Nachson J., Carmon A. Shift of ear superiority in dichotic listening to temporally patterned nonverbal stimuli.— J. Acoust. Soc. Amer., 1973, v. 53, № 3, p. 456—461.

20. Pickenchain J., Klingberg F. Hirnmechanismen und Verchalten. Jena, 1969, p. 31.

21. Robinson G. М., Solomon D. J. Rythms is processed by the speech hemisphere.—J. Exptl Psychol., 1974, v. 102, № 3, p. 508—511.

22. Tsunoda T. Contrlateralshit of cerebral dominance for nonverbals sounds during speech perception.— J. Audit. Res., 1969, v. 9, № 3, p. 221—229.

Поступила в редакцию 21.VII.I982